Катастрофические битвы

Катастрофические битвыКогда пруссаки после катастрофических битв 1806 года в Йене и Ауэрштедте заново собрали свою военную машину по указаниям сверху, они следовали машинному филуму на тактическом уровне, децентрализуя принятие решений, чтобы рассеивать трение, производимое неопределенностью боевой обстановки. Но когда дело дошло до сборки стратегической ма — шинерии, они пошли заЖомини, а не Клаузевицем, хотя именно последний предложил модель, в которой трение было рабочим элементом. Решение было принято не на теоретических, а на прагматических основаниях. По Клаузевицу, правильно работающая, поглощающая трение стратегическая машина должна соединять натиск и огневую мощь с политической целью — чтобы война не уничтожала саму себя, она должна быть продолжением политики другими средствами. Тогда как по Жомини, секрет стратегии заключался не в машинной сборке силы и дипломатии, а в гении главнокомандующего. Идеи Жомини могли применяться для защиты автономии военных в области принятия стратегических решений, то есть той самой автономии, которая привела к катастрофе первой и второй мировых войн, тогда как Клаузевица политики могли использовать для вторжения на территорию, которую прусское военное руководство считало своей вотчиной. В результате жоминианское умонастроение, склоняющее к военным играм, стало часовым стратегическим мозгом, встроенным в моторизованное тактическое тело.

Будущая эффективность прусской стратегической маши — нерии окажется в зависимости от того, куда именно будет склоняться чаша весов — к политической концепции боя Клаузевица или к жоминианскому складу ума, отдающему предпочтение военным играм. Когда Гельмут фон Мольтке был главой прусского генерального штаба, у него получалось соединять гибкую, ориентированную на отдельные задачи тактическую машину с не менее гибким стратегическим механизмом, оставлявшим большое пространство для маневра, позволяющим использовать эффекты турбулентности и трения. Он смог одержать сокрушительную победу над Австрией в 1866 году, хотя колебания политического руководства привели к задержкам в мобилизации. Он избегал «вечных законов» битвы, предложенных Жомини, таких как «быстрая концентрация войск» и «действие по внутренним линиям»; он признавал их полезность, считая их практическими правилами, но никогда не позволял им превращаться в догматические заповеди. Когда железная дорога и телеграф начали плести свою паутину, связавшую сначала страну, а потом и континенты, фон Мольтке встроил эти возможности в свою машину, однако не позволял графикам мобилизации и концентрации захватывать свое стратегическое мышление, в котором он всецело следовал Клаузевицу, понимая войну как управляемое применение силы в тесной координации с дипломатическими умениями Бисмарка.

Похожие записи

  • 29.03.2015 Искусственный интеллект Наконец, исследования в области искусственного интеллекта трех последних десятилетий показали, что для создания программ, больше напоминающих человека, контроль над процессом должен быть […]
  • 21.03.2015 Разведывательные космические аппараты Подобные принципы применялись и для того, чтобы справиться с другими проблемами, связанными с расширением крепости до глобальных размеров. Разведывательные космические аппараты используют […]
Интересные записи

Copyright © 2014. All Rights Reserved.