Форма секретности

Форма секретностиПример второй формы секретности, паразитарной, можно найти в той же самой войне. Британское шпионское агентство SIS, вопреки своему легендарному статусу, было довольно неэффективной организацией, которой военные не доверяли. Чтобы гарантировать свое собственное выживание, оно монополизировало доступ к операции «Ультра» и представило триумф «Ультра» в качестве собственного достижения. Стремясь скрыть свои паразитарные действия, оно уничтожило некоторые из материалов «Ультра», спровоцировав в среде GCCS подозрения по отношению к политикам и понизив общую функциональность всех операций по перехвату сообщений и взламыванию кода.

Итак, важно отличать анализ разведданных от шпионажа и контрразведки. Если функция первого исторически развивалась в военных институтах, последние являются продуктом деспотического правления. Секретные службы античности сформировались на базе непрерывных интриг. У шпионов и информаторов были более тесные связи с жреческими кастами древнего государства, чем с его военной составляющей. Разумеется, современные секретные службы — не религиозные ордена. Однако эффект, производимый тайными клятвами при поступлении на службу, социальная изоляция членов агентства, эзотерические коннотации, связываемые с такими темами, как криптология, а также шарм подпольных операций — все это создает среду, больше напоминающую религиозную, чем военную. Далее я не буду развивать эту тему эзотерической составляющей разведывательных агентств, поскольку она напрямую не связана с миром разумных машин, однако мы должны, по крайней мере, представлять эту скрытую сторону, чтобы понимать атмосферу, в которой работают фотоаналитики ЦРУ и криптологи АНБ.

Обратимся к истории военной и дипломатической разведки и попытаемся выделить некоторые из элементов этой эзотерической составляющей шпионажа. В 16 и 17 веках часовые армии собирались великими протестантскими принцами — Морицем Нассауским и Густавом Адольфом. Священная Римская Империя, находившаяся уже в состоянии распада, ответила на этот вызов и военными средствами — во время Тридцатилетней войны, и полувоенными — при помощи ордена иезуитов, используемого в качестве авангарда духовной контратаки. Иезуиты в действительности вели две войны сразу — войну знаний и войну образов. Они смогли добиться почти полной монополии на высшее образование в католической Европе и стать лучшими географами и лингвистами своего времени. Превратив ритуал католической исповеди в своеобразную консультационную услугу с гарантированной конфиденциальностью, они стали исповедниками-советчиками при наиболее влиятельных королях и принцах Европы. Получив такие позиции и контролируя весь оборот дипломатической и геополитической информации континентальной Европы, они стали незаменимыми для многих ключевых государственных фигур.

Похожие записи

  • 19.03.2015 Требования производительности Разрываясь между требованиями производительности и стремлением сохранить контроль, военные начали исследования интерактивности, используя в качестве экспериментальных центров гражданские […]
  • 08.03.2015 Космическая разведка Аппарат построения изображений, применяемый в авиационной и космической разведке, вступил в новую эру, когда изображения перестали быть простыми копиями объектов, а стали трактоваться в […]
Интересные записи

Copyright © 2014. All Rights Reserved.